“Петербургский калейдоскоп”: Дом Мурузи

17 апреля 2020

Проект «Петербургский калейдоскоп» продолжает радовать новыми авторскими экскурсиями. На этот раз мы расскажем вам об уникальном доме нашего города - доме Мурузи.

Гуляя по Литейному проспекту и его окрестностям, словно перелистываешь страницы увлекательной книги. Только страницы эти – каменные. В каждом здании запечатлелась история, каждый дом готов поведать об удивительных событиях, происходивших на невских берегах.

Здесь можно увидеть приметы всех сменявшихся в городе архитектурных стилей, от барокко до конструктивизма. Особенно интересна и разнообразна эклектика – стиль роскошных доходных домов последней четверти XIX века. В то время архитекторы, сообразуясь со вкусами заказчиков и, разумеется, их финансовыми возможностями, щедро использовали обилие декоративных элементов и пластических форм, чтобы выделить своё произведение среди окружающих зданий.

Именно так выделяется огромный «мавританский» дом на углу Литейного и улицы Пестеля – Дом Мурузи (Литейный пр. 24). Доходный дом вошёл в историю Петербурга по имени владельца Александра Мурузи, «византийского аристократа и миллионера», как его именовали тогдашние газетчики. А питерская пресса внимательно следила за постройкой дома. Ведь проект архитектора Серебрякова был для своего времени уникальным и очень дорогостоящим. Дом обошёлся владельцу ни много, ни мало в 800 тысяч рублей! Экзотическое убранство фасада вызывает ассоциации со сказками «Тысячи и одной ночи». Чего тут только нет?! Изящные колонны и причудливые балконы, арабески и стилизованные мавританские письмена. Заказчик даже оплатил Серебрякову поездку в Испанию для детального знакомства с традициями средневекового мусульманского зодчества.

Интерес Мурузи к Востоку объясняется просто. Его предки были представителями влиятельной греческой семьи из Константинополя. Мурузи назначались господарями Молдавии и Валахии, наместниками султана на острове Самос, министрами и военачальниками. Находясь в элите Османской империи, они сохраняли, тем не менее, православную веру и тайно поддерживали борьбу греков за независимость, помогали России в её политике на Балканах. Это привело к репрессиям в отношении семьи. Многих казнили, другие эмигрировали в Россию в начале XIX века. Император Александр I принял их с почётом и осыпал милостями. Так Александр Мурузи, прибыв в Петербург ребенком, отучился в Пажеском корпусе, отслужил в гвардии и вышел в отставку, обладая солидным капиталом, который полностью истратил на возведение собственного доходного дома.

Дом, построенный для Мурузи в 1874-1876 годах, прославил архитектора Алексея Серебрякова, но стал его единственным известным творением. Другие проекты мастера уже не могли сравниться ни по масштабу замысла, ни по великолепию исполнения.

А квартиры в доме были поистине роскошными. Мраморные лестницы и электричество, водяное отопление и даже фонтан – всё привлекало богатых и знатных жильцов. Но даже высокая арендная плата не смогла возместить владельцу затрат на строительство и содержание дома. Кстати, первый этаж занимали магазины, среди которых особенно выделялся один, известный лучшими в столице пряниками и незабываемым рекламным слоганом:

«От Питера самого – до Уральских гор

Пряники Абрамова имеют фурор!»

В начале XX века у Дома Мурузи был уже другой хозяин. А после революции квартиры превратились в шумные коммуналки, что было весьма характерно для той поры.

И всё же Дом Мурузи удивителен своей историей. Он хранит память о своих выдающихся жильцах. Николай Лесков написал здесь знаменитого «Левшу»; Мережковский и Гиппиус, эта культовая чета петербургского Серебряного века, устроила в своей квартире литературный салон, гостями которого бывали Блок и Гумилёв, Иванов и Белый.

В доме жили и вымышленные герои. Перечитайте «Гранатовый браслет» А.И. Куприна и «Идиот» Ф.М. Достоевского – и узнаете Дом Мурузи.Ну, а в советской коммуналке занимала «полторы комнаты» семья будущего нобелевского лауреата Иосифа Бродского, цитировать строки которого про комнату и ошибку стало нынче модно.

И, наконец, ещё кое-что. Когда заказчик и владелец Дома Мурузи только родился, на этом самом месте стоял небольшой одноэтажный особняк, принадлежавший дипломату и путешественнику Николаю Резанову. Да, тому самому – из известной каждому петербуржцу рок-оперы «Юнона и Авось»!